ПЭЛЯНЫ

Описание объекта нематериального культурного наследия
Пермского края

Паспорт объекта и справочная информация

1. Наименование объекта: Традиция игры на многоствольных флейтах пэляннэз

2. Краткое описание: Традиция игры на многоствольных флейтах пэляннэз до нашего времени сохраняется у коми-пермяков. Это один из последних очагов бытования флейт Пана в Восточной Европе. Традиция игры на пэлянах связана с социальным устройством коми-пермяцкой общины, имеющим архаические особенности. Наигрыши на пэлянах календарно приурочены и выполняют функцию упорядочения годового времени. Ансамблевые полифонические, сольные аккордово-мелодические, звукоподражательные наигрыши демонстрируют оригинальные черты музыкального мышления коми-пермяков.

 

5. ОНКН Категория: Обрядовые наигрыши

6. Этническая принадлежность: Коми-пермяки

7. Конфессиональная принадлежность: Православие

8. Язык: Коми-пермяцкий/ русский

9. География, место бытования: Пермский край, Коми-Пермяцкий округ, Юсьвинский, Гайнский, Кочёвский, Косинский районы

Служебная информация

1. Авторы описания: Жуланова Надежда Ильинична, Анянова Ольга Петровна

2. История выявления и фиксации объекта:

1950–1960-е гг. – А.И. Клещин (слуховые записи наигрышей), материалы хранятся в личном архиве А.И. Клещина. 1960-е гг. – П.И. Чисталев (аудиозаписи, фотофиксация); материалы хранятся в архиве ИЯЛИ КФ РАН, г. Сыктывкар, личном архиве П.И. Чисталева. 1962 г. – И.К. Травина (аудиозаписи); материалы хранятся в Фонограмархиве ИРЛИ РАН, фонд Фольклорной комиссии Союза композиторов РФ. 1981–2001 гг. – Н.И. Жуланова (аудиозаписи, в том числе многомикрофонные, видеозаписи, фотофиксация): материалы хранятся в архивах Кабинета народной музыки Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского, Фонограмархиве ИРЛИ РАН, фонд Фольклорной комиссии Союза композиторов РФ, Государственного центра русского фольклора и личном архиве автора. 2007 г. – проект ПРОО «KAMWA» «Золотой фонд Пермского края»; экспедиции научных сотрудников Пермского федерального исследовательского центра УрО РАН. Материалы хранятся в Свердловском областном доме фольклора.

7. Библиография

Верхоланцев И. Из путевых заметок по Чердынскому уезду в 1869 и 1872 г. // Пермские губернские ведомости. 1882. № 83, 84.

Вологдин П.А. Песни пермяков. Мелодии и тексты, записанные в Соликамском уезде Пермской губернии П.А. Вологдиным. Пермь, 1887.

Жуланова Н.И. Как сделать пэляны // Вестник Российского Фольклорного союза. – М., 2002. — № 2. — С. 31-34;

Жуланова Н.И. One Family Tradition of Playing Komi-Permiak Pan Flutes // Family as the Tradition Carrier. Tallinn, 1994. P. 96–98.

Жуланова Н.И. Артикуляционно-мнемонические формулы в игре на коми-пермяцких многоствольных флейтах // Речь и музыка в традиционных музыкальных культурах. М., 2011. С. 7–30.

Жуланова Н.И. Коми-пермяцкие пöляннэз: новое о флейтах Пана // Христианизация Коми края и ее роль в развитии государственности и культуры. Т. II. Сыктывкар, 1996. С. 89–101.

Жуланова Н.И. Многоствольные флейты в традиционной культуре коми-пермяков. М., 2008;

Клещин А.И. Коми-пермяцкие народные песни. 2-е изд., доп. Кудымкар, 1995.

Травина И.К. Коми-пермяцкие народные песни и наигрыши. М., 1973

Чисталев П.И. История собирания и изучения коми народных музыкальных инструментов и народной инструментальной музыки // Труды ИЯЛИ КФ АН СССР. Вып. 13: Этнография и фольклор коми. Сыктывкар, 1972. С. 144–155.

Чисталев П.И. Коми народные музыкальные инструменты. Сыктывкар, 1984.

Чисталев П.И. Музыкальные инструменты пермских народов: Доклад на заседании Президиума Коми филиала АН СССР 7 августа 1980 г. // Научные доклады. Вып. 61. Сыктывкар, 1980.

Чисталев П.И. О закономерностях строя и звукоряда коми народных музыкальных инструментов // Актуальные проблемы современной фольклористики. Л., 1980. С. 170–175.

Чисталев П.И. Традиционные и современные формы бытования коми народных музыкальных инструментов // Труды ИЯЛИ КФ АН СССР. Вып. 20: Традиционная культура и быт народа коми. Сыктывкар, 1978. С. 49–63.

Материалы ГКБУК «Пермский дом народного творчества».

 

8. Дискография

Антология коми-пермяцкого фольклора. Серия «Традиционный фольклор народов Прикамья». Т. 1. 2007

 

9. Фильмография

«Пыляны: Коми-пермяцкие народные инструменты» из цикла «Мировая деревня» Сергея Старостина. 1993

«Пэляны». Видеоматериалы по итогам экспедиции 2007 г., Коми-Пермяцкий округ, с. Юксеево. Исследовательский коллектив: Александр Черных, Дмитрий Вайман. 2008

 

Традиция игры на многоствольных флейтах пэляннэз

Традиция игры на многоствольных флейтах пэляннэз до нашего времени сохраняется у коми-пермяков. Это один из последних очагов бытования флейт Пана в Восточной Европе. Традиция игры на пэлянах связана с социальным устройством коми-пермяцкой общины, имеющим архаические особенности. Наигрыши на пэлянах календарно приурочены и выполняют функцию упорядочения годового времени. Ансамблевые полифонические, сольные аккордово-мелодические, звукоподражательные наигрыши демонстрируют оригинальные черты музыкального мышления коми-пермяков.

Традиция игры на многоствольных флейтах в недавнем прошлом была распространена на всей этнической территории коми-пермяков. Сведения об этом сохранились в памяти народных исполнителей, в литературе и архивных материалах. В 1980–1990-х годах мы застали живую традицию игры в ряде районов Коми-Пермяцкого округа. Постепенно география бытования коми-пермяцких флейт Пана сужалась, и к настоящему времени сохранились лишь небольшие очаги этой традиции в Кочевском, Гайнском районах Коми-Пермяцкого округа.

Коми-пермяки называют свои многоствольные флейты чаще всего словом пöляннэз (дудки, от пöльтны – дуть). Реже встречаются наименования пöляндудкаэз, зоркаэз. Последнее происходит от местного названия зонтичного растения с трубчатым стеблем зорка, зорагум, из которого делали дудки. Флейты изготавливали и из крыловых перьев водоплавающих птиц – юсь пöлян (лебединые пэляны) существовали в коми-перимяцких деревнях до 30-х гг. ХХ века.

Существует два вида инструментов, выделяемых по количеству дудок, – малоствольные флейты из 2–3 дудок и многоствольные из 6–9 дудок. При этом стволы не скреплялись между собой, а удерживались руками. Оба вида пэлян могут сосуществовать в рамках одной традиции.

Звучание травяных пэлян негромкое и отличается особым, прозрачным, почти бесплотным тембром. Народная традиция выработала различные приемы игры: быстро скользя губами по трубкам, выдувая отрывистые звуки, подчеркивая отдельные звуки акцентами или легатируя фразы. В коми-пермяцкой традиции распространен и особый прием игры двузвучиями или трезвучиями на флейтах Пана, который встречается еще только у коми-зырян.

Многоствольные пэляны у коми-пермяков – исключительно женский инструмент. Каждая возрастная группа женщин обладает своими функциями в традиции, и пэляны являются одним из важных маркеров половозрастного статуса.

Различаются обиходная и мастерская традиции игры. Носителями первой являются девушки добрачного возраста, второй – молодые и зрелые женщины, обладающие высоким уровнем мастерства и таланта – «мастёрые», чей социальный статус в общине достаточно высок.

Обучение игре на пэлянах начиналось с 6–8-летнего возраста, когда утверждался половозрастной статус девочек, и продолжалось весь период детства и отрочества. Учились играть тайком в укромном месте, самостоятельно, иногда – «от старших девок», но не от матерей и взрослых. Право играть на людях – на сенокосе, по дороге с жатвы, на рождественских игрищах – девушки получали только по достижении брачного возраста. Именно они, а не парни с гармонью, были заводилами молодежных гуляний.

После замужества продолжали играть не все, а только мастёрые – умелые, искусные. Полноценная игра связывалась с физиологической зрелостью женщины, с наличием у исполнительница жизненной энергии и сексуальной силы. Именно мастёрые были главными во время вечерних шествий по дороге с сенокоса или жатвы. Старухи – старукаэзбаббез – играть уже не могли, но они делали флейты для девушек, а те расплачивались за это работой.

Существует возрастная дифференциация наигрышей: некоторые из них считаются более простыми, с них начинают учиться играть девочки («Простöй игра», «Частушка»), а другие – более сложные – считаются привилегией «мастёрых» дудочниц.

Выделяется две основные формы игры на пэлянах: сольная и ансамблевая. Они сопряжены с разными типами музыки и разными по количеству трубок инструментами. Инструмент может перекомпоновываться под различные виды наигрышей.

В ансамблевой игре во всех локальных традициях участвует несколько исполнительниц на двух-трехствольных флейтах. В коллективном музицировании участвует четное количество исполнителей. Они разделяются на две основные партии – начинающие и догоняющие, которые вступают позже, со сдвигом во времени, то есть принципиально не синхронно с начинающими. Эти партии имеют свое обозначение в народной терминологии: первая партия – одзлань пöлясьö (впереди дует), вторая – бöрыны вöтчö (позади гонится, преследует). В соотношении партий действует принцип диалогичности и соревновательности, что подчеркивается терминологически: öтик пышшо – мöдик вöтö (одна убегает – другая догоняет), öтик шуö – мöдик отвичает (одна говорит – другая отвечает). В ансамблевой игре принимают участие от двух до шести пэлянисток, образующих, соответственно, 1–3 пары, которые могут сменять друг друга в процессе игры. Игра всего ансамбля обозначается глаголом орсны (играть), а исполнение каждой партии – глаголами шуны (сказать) или висьтавны (говорить).

Партии в ансамбле неравноценны по сложности и требуют разного уровня мастерства. Гораздо труднее вторая партия, которой свойственны более сложные сочетания мотивов, их разнообразное варьирование – использование ракоходных, зеркальных, редуцированных проведений. Главное требование – не вдруг орсны (играть не синхронно) – обеспечивает именно вторая партия, и в этом заключается ее особая сложность.

Основу ансамблевого репертуара составляют архаические полифонические наигрыши, образующие ядро традиции и известные везде, где есть пэляны. Эти принципиально коллективные наигрыши имеют диалогическое строение и сугубо инструментальную природу, поскольку никогда не связаны с пением. Ритм двух партий в них не совпадает, но дополняет друг друга. В исполнении наигрышей отсутствует импровизация, для них характерны однотембровость, довольно быстрый темп, полиритмия, строгая периодичность, остинатность, нивелировка членений и, как следствие, принципиальная открытость формы. При исполнении наигрышей у пэлянисток происходит гипервентиляция мозга, из-за чего они впадают в состояние, близкое трансу, – юрыс бобто (голова дуреет, дурманится).

Яркая особенность реликтовых полифонических наигрышей коми-пермяков – использование при запоминании, обучении и игре на флейтах особого рода слоговых артикуляционно-мнемонических формул: Урэйе, Урэе у, Урэйе эйе, Сорок урэйе, Урэйе эруйю и проч. Таким образом квази-вербальными средствами передается ритм и интонационность различных музыкальных мотивов, из которых состоят ансамблевые полифонические наигрыши. При необходимости научить кого-либо, наладить ансамблевую игру или припомнить какой-либо наигрыш, коми-пермяцкие пэлянистки произносят (но не поют) определенный набор таких асемантических слоговых формул. Считается также, что пэляны «говорят» – асемантические формулы становятся основой для смыкания инструментальной игры и речевой деятельности.

В северных районах такие наигрыши обычно и называются по основной асемантической формуле: Урэе у, Урэйе эйе, Сорок урэйе, Урэйе эруйю, а их исполнение обозначается глаголом урэйясьны.

На юге округа – в Юсьвинском районе – названия наигрышей указывают на количество слогов в мнемонической формуле и их длительность: öтiкöн жагöника («по одной медленно»), öтiкöн чожа («по одной быстро»), Кыкöн жагöника («по две медленно»), Кыкöн чожа («по две быстро») и т. п.

Звучание флейт прочно ассоциируется в традиции с голосами птиц. Считается, что их загадочный язык понятен птицам. На двух-трехствольных инструментах повсеместно могли играть звукоизобразительные наигрыши, исполняемые сольно: Кыдз гуссез лэбтö – «Как гуси летят», Кöкку – «Кукушка», Кыдз петук китсасьö – «Как петух кукарекает». Они представляют собой краткие мотивы из 2–4 звуков, имитирующих голос той или иной птицы. При исполнении пэлянистки беззвучно артикулируют особые словесные формулы, изображающие птичьи голоса. В отличие от полифонических, эти наигрыши могут исполняться и на других инструментах-аэрофонах.

Сольная игра на многоствольных (6–9-, реже – 12-ствольных) флейтах распространена только на севере Гайнского района и в Кочевском районе. Она представляет новый, достаточно поздний стиль исполнительства на пэлянах. Сольные мелодико-гармонические наигрыши сопровождают пение частушек и песен, пляску и танцы. Эти плясовые и частушечные наигрыши исполняются и на других инструментах – гармони, балалайке, и смешанными составами ансамблей, в которых могут участвовать многоствольные пэляны.

Традиция игры на сольных 6–9-ствольных пэлянах включает множество вариантов частушечных и плясовых наигрышей, инструментальные версии русских и коми песен. Некоторые из пэлянисток разыгрывали даже современные песни, в том числе авторские («Парма» коми-пермяцкого композитора А. И. Клещина, «Там вдали за рекой» и т. п.). Расширение репертуара касается лишь сольных пэлян, тогда как репертуар ансамблевых пэлян в высшей степени замкнут и консервативен.

Наличие в у коми-пермяков двух принципиально различающихся типов пэлянной музыки свидетельствует об историко-стадиальной стратификации традиции, выделении в ней архаического и позднего стилей игры на пэлянах.

Функционирование пэлян сохраняет черты сезонности. Звучание флейт маркирует две узловые, связанные с зимним и летним солнцестояниями зоны календарного года, который у многих угро-финских народов имеет двухчастное строение. В летний период пэлянная игра начиналась с Иван-лун (Иванова дня). Играли в период сенокоса во время обеда и полуденного отдыха, но больше – по дороге домой (в том числе из леса после сбора ягод и грибов, из гостей), а также на выжинках – празднике окончания жатвы. Подростки играли на пэлянах до начала осени на вечерних луговых и уличных гуляниях. Звучание многоствольных флейт сопровождало «подорожные», «уличные» шествия и пляску. В качестве кульминационной точки, завершающей основной сезон игры на инструменте, выступает Ильин день (2 августа), который отмечает границу лета и осени, когда обязательно полагалось играть на дудках.

В середине зимы пэляны «возрождаются»: их достают из укромных уголков дома и в ряде местностей играют на рождественских игрищах. Эти вечерние и ночные собрания молодежи проходили с 7 по 14 января в период зимних святок, который коми-пермяки называют цвете (зимний лес цветет).

В настоящее время традиция игры на коми-пермяцких флейтах Пана стремительно угасает, поскольку молодое и среднее поколение коми-пермячек не учится играть. Остались лишь единичные традиционные исполнительницы, проживающие в Гайнском, Кочевском районах, а основной материал по пэлянной традиции является достоянием архивов.

 

 

Кандидат искусствоведения,
старший научный сотрудник
сектора фольклора и народного искусства
Государственного института искусствознания                         Н.И. Жуланова

 

Специалист Этно-центра
Государственного краевого
бюджетного учреждения культуры
«Пермский дом народного творчества»                                      О.П. Анянова